УФСИН России по Сахалинской области
ГЛАВНАЯ
НОВОСТИ
ИСТОРИЯ
УЧРЕЖДЕНИЯ
ПРОИЗВОДСТВО
ВАКАНСИИ
ГОЛОСОВАНИЯ
ТЕЛЕФОН ДОВЕРИЯ
ВЕТЕРАНЫ
СОЦИАЛЬНЫЕ ЛИФТЫ
будет с домом руины
иордань купание будет



ВНИМАНИЕ РОЗЫСК
Белогур Юрий Иванович
КОНТАКТЫ

Статистика
Сейчас: 23
Сегодня: 440
Всего: 316120

Бороться и искать, найти и не сдаваться

Скандируя в пионерском лагере эти слова, мало кто из рожденных в эпоху застоя знал, что данная фраза, «вырезанная» в начале прошлого века на памятном камне у подножия вулкана Эребус, является данью мужеству тех, кто рвался к Южному полюсу в 1911-1912гг. Впрочем, и сегодня мало кому известно о русских участниках той экспедиции, превратившейся в самое драматичное соперничество в истории географических открытий. Одним из первопроходцев был сын Сахалинских каторжан Дмитрий Гирев.

Текст: Анна Билега

ПЕРВОПРОХОДЦЫ

Первыми русскими, кому довелось побывать в Антарктиде, стали сахалинец Дмитрий Семенович Гирев, появившийся на свет в Александровском посту 1 июня 1889г., Антон Лукич Омельченко, родившийся в 1883г. на Полтавщине в селе Батьки, и Александр Степанович Кучин, рожденный 28 сентября 1888г. в селе Кушерека на берегу Онежского залива Белого моря.

Первые двое сопровождали британскую экспедицию под руководством 42-летнего офицера Королевского флота, кавалера ордена Виктории Роберта Фолкона Скотта. Кучин был штурманом на «Фраме» - судне норвежской экспедиции Руаля Амундсена.

Имена этих русских увековечены на географических картах Антарктиды, но в союзных энциклопедических изданиях нет ни одного слова упоминаний о молодых героях, первыми ступивших на землю Антарктиды. И только около двух десятилетий назад в журнале «Наука и жизнь» И.Болотин впервые обнародовал фамилии двух участников британской экспедиции – Дмитрия Гиреева и Антона Омельченко.

СОПЕРНИКИ

Все штурмы Южного полюса до 1909г. терпели неудачу. В январе 1909г., когда Руаль Амундсен готовил экспедицию к Северному полюсу, Роберт Скотт объявил о запланированной на 1910 год новой экспедиции на Южный полюс.

Амундсен вышел на «Фраме» в море 9 августа 1910г. Его официальной целью была Арктика. И только пришвартовавшись на Мадейре, хитрый норвежец впервые сообщил команде, что они идут не на Северный полюс, а на Южный. В письмах к королю Хокону и Нансену он приносил извинения за смену курса. А своему сопернику Скотту, стоявшему на якоре в Австралии, Амундсен лаконично телеграфировал: ««Фрам» на пути к Антарктиде».

4 января 1911г. корабль с красивым названием «Терра Нова» тяжело ткнулся в крепкий лед антарктической бухты. Мыс, который увидели участники экспедиции, Роберт Скотт назовет в честь одного из своих офицеров – Эванса. Здесь было решено обустроиться на зимовку и начать сооружение системы складов на пути к полюсу. Всего на 9 дней позже – 13 января 1911г. – «Фрам» закрепил якоря в Китовой бухте на ледяном барьере Росса. Соперников разделяли 650 км. «Я никак не могу заставить себя не думать о норвежцах в той далекой бухте»,- записывает в своем дневнике Роберт Скотт, полный тревожных предчувствий.

ШТУРМ ПОЛЮСА

Прежде чем штурмовать полюс, обе экспедиции подготовились к зимовке. Скотт мог похвастаться более дорогой экипировкой. Зато Амундсен стремился учесть каждую мелочь. Опробовав собак, от которых теперь во многом зависела жизнь людей, он был восхищен их выносливостью. И с восходом антарктического солнца, 19 октября 1911г., пять человек во главе с Амундсеном устремились на штурм полюса. У них были 54 собаки и четверо саней.

Британская экспедиция вышла десятью днями позже. Их с самого начала преследовал злой рок. Мотосани вышли из строя, а маньчжурских пони, которых Скотт предпочел собакам, пришлось застрелить. Еще в начале похода они стали проваливаться в сыпучий антарктический снег и с каждым шагом теряли силы, становясь обузой для экспедиции.

Особенно болезненно переживал уничтожение лошадей конюх Антон Омельченко. Но лишь выносливые Лайки отвечали требованиям ледовой экспедиции. Правда, каюру Дмитрию Гирееву так и не удалось научить британцев управлять упряжками. Слишком сложной оказалась каюрская наука них. И это, видимо, сыграло решающую роль в конечном результате экспедиции.

Антон Омельченко сопровождал полюсную группу Роберта Скотта до середины шельфового ледника Росса. Дмитрий Гиреев оставил ее на 84-м градусе южной широты. Дальше пятеро англичан двигались на лыжах и тянули за собой тяжело нагруженные сани. Это был воистину путь страданий длиною в 800 миль в жестокие морозы, на жгучих ветрах…

ИСТОРИЯ КАЮРА

Дмитрий Гиреев уже два года находился на огромном Белом континенте и, наверное, не мог свыкнуться с мыслью, что впереди его ожидает не шумный пост Александровский, а бесконечный ледник Бирдмора. Каюр часто вспоминал дом на далеком Сахалине. Жизнь александровца Дмитрия Гиреева поначалу не предвещала никаких приключений. Его мать, Евдокию Семеновну, сослали на постоянное поселение на каторгу без права выезда на материк. Отца Дмитрий никогда не видел. В метрической книге Покровской церкви поста Александровского в 1889г. под №29 есть запись, сделанная священником Георгием Сальниковым, свидетельствующая о том, что 1 июня 1889г. у каторжанки Александровской тюрьмы Евдокии Семеновны Гиревой появился на свет незаконнорожденный сын, нареченный Дмитрием. Крестными мальчика стали каторжанин Александровской тюрьмы Федор Иванович Чупринский и Анна Петровна Ведерникова.

Мать Гиреева рано умерла от чахотки. Но мальчик не пал духом. Он выдрал одну из самых престижных мужских профессий на Сахалине начала XX века, став каюром – погонщиком собачьих упряжек.

Упряжка была одним из самых распространенных видов зимнего транспорта на Сахалине. С установлением твердого наста почта из Николаевска на Сахалин и обратно отправлялась два раза в месяц. Каюры перевозили не только почту и пассажиров, но и некоторые товары с острова, например, мороженое молоко (кругами в мешке), привозную мануфактуру и т.п. Из Николаевска же в пост Александровский везли рыбу. По трассе зимника существовала цепь кордонов, или станков: Погиби, Ванги, Лах, Виахту, Трамбаус, Хоэ, Танги, Мгачи, Арково и т.д. Весь путь до Александровска занимал от 6 до 12 суток.

Сахалинские ездовые лайки, которые и сейчас считаются лучшими в мире, - это было все богатство Дмитрия. К 20 годам он в совершенстве овладел профессией каюра и считался лучшим погонщиком ездовых собак от Сахалина до Николаевска. Именно в Никлаевске состоялась встреча Дмитрия Гиреева со знаменитым английским путешественником Сесилом Мирзом, который был правой рукой Роберта Скотта и в предстоящей экспедиции на Южный полюс отвечал за приобретение ездовых собак…

ЗНАТОК КОНЕЙ

Антона Омельченко печальная весть – гибель полюсной группы Скотта – нстигла только по его возвращении в Россию. Уже тогда гремели первые взрывы, стучали пулеметы, поползли едкие тучи от пожаров русско-японской войны. Антон ушел воевать в нижних чинах. И никому не было дела, что под пули идет подданный государства, побывавший в Антарктиде.

Окончание войны Антон Омельченко встретил во Владивостоке, где сопровождал полковника Ведерникова. Последний не раз вспоминал, что лучшего знатока лошадей, чем Антон, вряд ли ему можно было найти. Именно это совершенное знание поведения и пород гнедых и стало причиной, что Антону было сделано предложение братом жены Скотта, Эдгаром Эвансом, о совместной поездке в Харбин, где они приобрели маньчжурских пони для экспедиции на полюс холода.

Многие скептики склонны утверждать, что наших парней в это путешествие в Антарктиду привлекло исключительно жалованье, выплачиваемое в фунтах стерлингов. Однако не стоит забывать, что Антону и Дмитрию в том момент исполнилось чуть больше 20 лет. А в этом возрасте юношеские мечты неизменно об одном – о жажде приключений, романтике моря, новых открытиях и мировой известности.

Знаменательно, что из всего обслуживающего персонала в заметках дневника руководителя экспедиции Скотта чаще других упоминаются двое: каюр Дмитрий Гиреев и конюх Антон Омельченко. «Я убедился, что наши русские молодцы заслуживают не меньше похвал, чем мои англичане», - делает он вывод в одной из своих записей.

ЗАВЕТНАЯ ЦЕЛЬ

14 декабря 1911г. норвежцы с помощью карт и секстанта определили, что достигли заветной точки на белой равнине, на высоте 3000 метров над уровнем моря. Дерзкая мечта стала реальностью: они покорили Южный полюс первыми. Они водрузили флаг Норвегии и, взявшись вместе за древко, обнажили головы. «Я не могу сказать, что нашел цель своей жизни. Смолоду мне вскружил голову Северный плюс, а теперь я оказался у Южного. Можно ли представить себе большую противоположность?» - не без кокетства писал впоследствии Амундсен. Спустя 4 дня экспедиция в превосходном настроении отправилась в обратный путь…

Полумертвые от усталости, англичане достигли цели на месяц позже своих соперников – 18 января 1912г. «Норвежцы нас опередили – Амундсен оказался первым у полюса! Чудовищное разочарование! Все муки, все тяготы – ради чего? Я с ужасом думаю об обратной дороге…» - записывает Скотт в дневнике.

Возвращение и в самом деле обернулось катастрофой. Люди один за другим оставались лежать в белом аду. «Смерть уже близка. Ради Бога, позаботьтесь о наших близких!» - это была последняя запись в дневнике Роберта Скотта, сделанная 29 марта 1912г.

ВСТРЕЧА СО СМЕРТЬЮ

«Тах-тах-тах», - понукал собак Дмитрий, и те, преданно оглядываясь на хозяина, легко и быстро увлекали за собой на нартах догмена. «Сегодня 11 ноября 1912г., - подумалось Дмитрию, - прошло уже больше полугода с тех пор, как мы последний раз виделись с участниками экспедиции». Еще живыми.

В тот момент уже никто не сомневался в гибели этой отважной пятерки англичан. А ведь в начале экспедиции ничто не предвещало беды. Дмитрий вспомнил, как два года назад, купив три десятка ездовых собак, они с Мирзом доставили их в Новую Зеландию. А еще как они давали собакам по две клички: одна английская, другая русская. Том – Старик, Сомерсет – Косой, Белла – Красавица, Амур – Жулик, Вайда – Лохматка и т.д. Вспомнил, как с соотечественником Антоном Омельченко на борту экспедиционного судна «Терра Нова», где был живой груз – собаки и лошади, они впервые увидели Белый континент.

А сейчас экспедиция Скотта пропала в безбрежных снежных просторах. И Дмитрий Гиреев – один из участников поисковой экспедиции на собачьих упряжках вместе с Эпсли Черри-Геррардом и Аткинсоном. Тут, всего в 20 км от базового лагеря, Дмитрий заметил небольшой бугорок в снежной степи – занесенную снегом палатку. Эта палатка стала последним пристанищем для Уилсона, Бауэрса и Скотта. Спальные мешки первых двух были закрыты над головами. Скотт, видимо, умер позднее. Под плечами у него лежала маленькая сумка с тремя записными книжками, сохранившими для истории события последнего этапа покорения Южного полюса, причины катастрофы и обстоятельства гибели участников британской экспедиции.

У Дмитрия накатывались слезы, когда Аткинсон зачитывал слова Скотта о трудолюбии каюра и его постоянной готовности помочь в трудных делах. Тела не тронули. Когда убрали бамбуковые подпорки, палатка накрыла собой погибших и навсегда осталась для них братской могилой.

В Великой Британии фамилии русских парней внесены в список члено Королевского географического общества. Дмитрий и Антон были награждены медалями, отчеканенными в честь подвига первопроходцев Антарктиды. На них отлитые в серебре фигуры людей и очертания легендарного корабля «Терра Нова». В некоторых документах упоминается, что англичане назначили Гирееву и Омельченко пожизненную пенсию. И пока в 1927г. не были прерваны дипломатические отношения между СССР и Англией, ее регулярно перечисляли.

ЖИЗНЬ ПОСЛЕ ПОЛЮСА

Антон Омельченко мечтал издать книгу об экспедиции, обращался за помощью к властям, но безрезультатно. А потом странная судьба постигла его личный архив. В Батьки, куда Антон вернулся после войны, из Полтавы приехал человек и, представившись газетчиком, несколько дней жил у Антона, расспрашивая его об этом путешествии и обещая подготовить публикацию. Фотографии, документы – все материалы, которые должны были стать основой будущей книги, гость забрал с собой, а затем исчез навсегда вместе с архивом. Никаких публикаций так и не появилось. Может, этот газетчик вовсе и не был журналистом, а представителем тех органов, которые вряд ли могли выпустить из поля зрения гражданина, получавшего денежные переводы из буржуазной страны. А может быть, сам газетчик стал жертвой сурового времени и архив где-то хранится, ожидая своего часа… Антон Омельченко погиб в 1932г. от шаровой молнии…

О судьбе нашего знаменитого земляка Дмитрия Гиреева известно совсем немного. После британской экспедиции он в декабре 1912г. в составе партии геолога Реймонда Пристли поднялся на вершину вулкана Эребус. И в честь отважного сахалинца один из пиков вулкана Реймонд Пристли назвал его именем. После этого восхождения Дмитрий вернулся в Новую Зеландию, где его ждала любимая девушка, с которой он познакомился перед экспедицией. Ее тоже очаровал бравый каюр, и она согласилась принять предложение руки и сердца. Однако долго в жаркой Зеландии Гиреев не выдержал. Тоска по родине взяла верх, и он возвращается в Россию. Сохранилась заметка в одном из номеров газеты «Амурский лиман» за 1915г. о том, что он выступал в Николаевске-на-Амуре в Ноародном доме с воспоминаниями об экспедиции.

В том же году Гиреев устраивается в золотодобывающую артель, расположенную на одном из озер Орска. С установлением Советской власти на Амуре, Гиреев переходит на Колчанский прииск в Николаевске, где становится начальником участка. В 1930г., во время массовых репрессий, охвативших Дальний Восток, агенты НКВД арестовывают Дмитрия и доставляют в Николаевск, затем во Владивосток. Его обвиняют в том, что он английский шпион. Но Дмитрий снова и снова доказывает, что он ни в чем не виноват.

После долгой проверки Владивостокские чекисты обвинение не подтвердили, и Гирев вернулся домой работать на почтовых санях. В декабре 1932г. в дороге у Дмитрия случается сердечный приступ. Он умер всего в нескольких километрах от своего дома…

Так закончился жизненный путь незаконнорожденного каторжанина, одного из покорителей Антарктиды, сахалинца Дмитрия Семеновича Гирева. Его именем назван пик на вулкане Эребус, его фамилия увековечена в названии другой горы и одного из полярных островов.

P.S. Редакция журнала выражает благодарность организатору общественного музея истории г. Александровска-Сахалинского Смекалову Григорию Николаевичу за помощь при подготовке материала и предоставленные фотографии.

Опубликовано в журнале «Особое мнение. Южно-Сахалинск», январь 2006г.


20 июня 2009г.
[просмотров: 2545]

Обсуждение




Анатолий Столяров :: из города Саранск :: E-mail: A_Stolarov@mail.ru 18 февраля 2012г. 15:11

Не первый уже раз с удовольствием читаю эти новеллы. В связи со 100-летием покорения Южного полюса они приобретают особое значение.

Частые ссылки на Григория Смекалова впечатляют. Как найти его электронный адрес? Мы тут, на большой земле, тоже интересуемся и Дмитрием, и его отцом Матвеем Ивановичем.

 
Алексей :: из города Онега :: E-mail: nerpa-onega@mail.ru 6 января 2010г. 21:40

В г. Онега Архангельской обл. есть МУК "Онежский историко-мемориальный музей" в который входит Дом-музей А.С. Кучина (участника эксп. Амундсена).

 
Петрович :: из города Киев :: E-mail: petrgurav@mail.ru 15 августа 2009г. 18:01

Возможно, Смекалов Г.И. имеет хоть какую либо информацию о человеке по имени Иван Ванжуло. В Охе он проживал до ВОВ. Появился в Охе вместе с отступающими партизанами во времена гражданской войны. Отряд ушёл на Николаевск н/А. Ванжуло остался в посёлке ( на месте нынешнего Дамира). Ванжуло Иван обладал чудовищной физической силой. Был огромного роста. Его физические кондиции были плохо приспособлены для марафонских пеших переходов. Поэтому было принято решение оставить его в местности под названием Оха.

 

Добавить сообщение

*Ваше имя:
Из города:
E-mail:
*Сообщение:
*Текст с картинки:
Сайт Президента Российской Федерации

КОНЦЕПЦИЯ РАЗВИТИЯ УГОЛОВНО-ИСПОЛНИТЕЛЬНОЙ СИСТЕМЫ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ДО 2020 ГОДА

КОНЦЕПТУАЛЬНАЯ МОДЕЛЬ ВЦ

ПРИЕМ ГРАЖДАН ПО ЛИЧНЫМ ВОПРОСАМ РУКОВОДСТВОМ УФСИН РОССИИ ПО САХАЛИНСКОЙ ОБЛАСТИ


Телефоны доверия (4242) 42-40-47, (4242) 42-44-78




© УФСИН России по Сахалинской области 2008-2011
E-mail: press_ufsin@bk.ru, тел. 42-47-91
Южно-Сахалинск, ул. Вокзальная, 78